Короленко Владимир Галактионович

Писатели и поэты, Цитатник 509 просмотров нет комментариев

Цитаты

Работа критической мысли – определения и точные выводы.

***

Стих – это та же музыка, только соединенная со словом, и для него нужен тоже природный слух, чутье гармонии и ритма.

***

Человек создан для счастья, как птица для полета.

***

Люди не ангелы, сотканные из одного света, но и не скоты, которых следует загонять в стойло.

***

Общий закон жизни есть стремление к счастью и всё более широкое его осуществление.

***

Насилие питается покорностью, как огонь – соломой.

***

Нет ничего ошибочнее, чем мысль, что казнями можно регулировать цены или отучить от взяточничества.

Биография

korolenko_vladimir_galaktionovich
Владимир Галактионович Короленко [15(27).7.1853, Житомир, — 25.12.1921, Полтава], русский писатель, публицист, общественный деятель. Отец — судебный чиновник из дворян, мать — из семьи небогатого польского помещика. В 1871 К. поступил в Петербургский технологический институт, в 1874 перешёл в Петровскую земледельческую академию в Москве. Под влиянием революционной пропаганды стал «лавристом», намеревался идти «в народ». В 1876 за подачу коллективного студенческого протеста был исключен из академии, арестован и сослан на год в Кронштадт под полицейский надзор. Освободившись, поступил в 1877 в Петербургский горный институт. В 1878 впервые выступил в газете «Новости» как журналист. В 1879 опубликовал в журнале «Слово» первый рассказ «Эпизоды из жизни «искателя»». В 1879—81 К. находился в тюрьмах и ссылках в Европейской России и на Урале; в 1881 за отказ присягать Александру III был выслан в Якутию. С 1885 жил в Н. Новгороде.

В тюрьме К. написал рассказ «Чудная» (1880, опубликован 1905), в котором создал образ ссыльной девушки-революционерки, мужественной и непримиримой. На её примере писатель показал, что пропасть взаимного недоверия разделяет народ и народническую интеллигенцию. К. был свободен от ограниченности народнических иллюзий. В его произведениях русская действительность конца 19 — начала 20 вв. нашла во многом верное отражение. Он показал в них, как жизнь опровергает коренные догматы «революционеров без народа». В отличие от народнических эпигонов, К. показал, что мужицкая масса неоднородна — рядом с бедняком стоит кулак (очерк «Ненастоящий город», 1880): в народе растет протест («Яшка», 1880), тяга к справедливости и правде («Убивец», 1882), вера в их торжество («Сон Макара», 1883). Сибирские наблюдения обогащали творчество К. на протяжении многих лет: «Соколинец», «Федор Бесприютный» (оба — 1885), «Черкес» (1888), «Ат-Даван» (1892), «Марусина заимка» (1899), «Огоньки», «Мороз» (оба — 1901) и др. В этих произведениях, как и в рассказах «Волынского цикла» — «В дурном обществе» (1885), «Лес шумит» (1886), «Парадокс» (1894), — появляются «выломившиеся» из «приличного» общества и противостоящие ему вольнолюбивые бродяги, каторжники, поселенцы, нищие. В повести «Слепой музыкант»(1886) мажорно звучит характерный для К. мотив преодоления физических и нравственных недугов, мешающих человеку стать активным членом общества. Вера К. в скрытые до поры силы народные отразилась в рассказе «Река играет» (1892). Путешествие в Америку в 1893 дало писателю материал для ряда художественных и публицистических произведений, самое значительное из которых повесть «Без языка» (1895, 2-я редакция — 1902).

Выступления в защиту эксплуатируемых скупщиками кустарей («Павловские очерки», 1890) и голодающих крестьян (очерки «В голодный год», 1892), участие в реабилитации удмуртских крестьян, ложно обвинённых в ритуальном убийстве (цикл статей «Мултанское жертвоприношение». 1895—96), выдвинули К. в число передовых демократических русских публицистов.

В 1896—1900 К. жил в Петербурге, входил в редакцию либерально-народнический журнал «Русское богатство» (в 1904—1918, с перерывами, — его редактор). С 1900 К. жил в Полтаве. В 1902 он защищал крестьян — участников аграрных волнений на Полтавщине. В 1903 ездил в Кишинев, где произошёл еврейский погром, и откликнулся на него очерком «Дом № 13″ (опубликован в России в 1905). Предчувствием народной революции пронизаны очерк «В облачный день» (1896), рассказ «Мгновение» (1900). Избранный в 1900 почётным академиком по разряду изящной словесности, К. в 1902 совместно с А. П. Чеховым отказался от звания, протестуя против беззаконной отмены академией выборов М. Горького. В статье «Сорочинская трагедия» (1907) К. обвинил начальника карательной экспедиции Филонова в убийствах крестьян и потребовал публичного суда над ним; статьи «Бытовое явление» (1910) и «Черты военного правосудия» (1910—11) — яркие выступления против смертной казни, обличение деятельности военно-полевых судов. Вмешательство К. в так называемое «дело Бейлиса» (см. Бейлиса дело)способствовало разоблачению его устроителей и помогло добиться оправдательного вердикта присяжных. Авторитет К.-публициста был огромен; в течение долгих лет К. олицетворял собой совесть и достоинство русской демократической литературы.

В 1905—21 К. работал над мемуарами «История моего современника» (опубликованы 1922), в которых раскрывается процесс становления личности молодого человека разночинского этапа освободительного движения. Значительный интерес представляют литературно-критические ст. К.: «Воспоминания о Чернышевском» (1890), «О Глебе Ивановиче Успенском» (1902), «А. П. Чехов» (1904), о Н. В. Гоголе — «Трагедия великого юмориста» (1909), две статьи о Л. Н. Толстом (1908) и др.

Отношение К. к Великой Октябрьской социалистической революции было сложным и противоречивым. Называл себя «беспартийным социалистом», не разделял идей большевистской партии, но активно выступал против контрреволюции и творимых ею бессудных казней, погромов. Высоко ценя литературную и общественную деятельность К. в целом, В. И. Ленин в 1919 критиковал его за непонимание целей и задач революции и диктатуры пролетариата (см. письмо к М. Горькому, Полн. собр. соч., т. 51, с. 48).

Реализм К., продолжая традиции классической русской литературы (в том числе традиции тургеневской школы), открывал и новые перспективы: писатель стремился найти художественные средства для выражения предчувствия неизбежного обновления жизни; литературу, считал он, необходимо обогатить чертами героического: «Мы признаем и героизм. И тогда из синтеза реализма с романтизмом возникнет новое направление художественной литературы…» (Избранные письма, т. 3, 1936 с. 29).

Литературная и общественная деятельность К. — демократа и гуманиста, ненавидевшего самодержавие, боровшегося против произвола царских властей, защитника угнетённых — оказывала большое революционизирующее влияние на передовые слои русского общества. В речи «Из воспоминаний о В. Г. Короленко» (1918) М. Горький выразил уверенность в том, что в «… великой работе строения новой России найдет должную оценку и прекрасный труд честнейшего русского писателя В. Г. Короленко, человека с большим и сильным сердцем» (Собр. соч., т. 14, с. 245).

В Полтаве в 1928 открыт литературно-мемориальный музей К.

Соч.: Полн. собр. соч., т. 1—5, 6—8, 13, 15—22, 24. 50—51, Хар. — Полтава, 1922—29; Собр. соч., т. 1—10, М., 1953—1956; Собр. соч., т. 1—5, М., 1960—61; Избр. письма, т. 1—3, М., 1932—36; Записные книжки. 1880—1900, М., 1935; В. Г. Короленко о литературе, М., 1957; История моего современника, М., 1965.

Комментарии